Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

летняя

Истории в кружевах

 Давно собиралась показать это, но все руки не доходили.

Единственный контрабандный улов с выставки про многоцветье еврейского искусства в Уффиццы.

В общем, попали мы туда уже совсем на пути к выходу. И вроде оставалось еше 30 минут, но конкретно эта выставка закрывалась. Наши большие и жалобные глаза смягчили сердце смотрительницы, и она сказала - 5 минут. Пока мы шли от входа до первого зала, 5 минут стали тремя. Но я вошла и обомлела, потому что уткнулась в огромное кружевное полотно во всю стену. Сделала ровно один кадр, а потом пришлось снимать панорамы в движении, в полумраке и гораздо быстрее, чем надо для хорошей картинки. Так что качество так себе. Но все равно не могу не. 

Collapse )
летняя

Истории в картинках

 Когда погода решила, что пора быть истинно британской, самое время вспомнить что-нибудь теплое, например, Флоренцию)

Немного картинок о том, как мы праздновали вторую годовщину и пытались быть респектабельными)

 

Collapse )
травознайя

Светские хроники

Продолжаю читать английские газеты середины XIX века. Мне попалось совершенно дивное издание, которое называется "придворный журнал: газета о модном мире, музыке, литературе и изящных искусствах". Примечательно это издание тем, что освещает все действия, происходящие при дворе, при том - не только британском. Тут же пишут о приемах, праздниках, балах и музыкальных фестивалях во Франции, Италии, Германии, Австрии и даже России. Здесь же дают анонсы на Сезон (в смысле балов и вечеринок), тут же пишут что оркестр играл за ужином у королевы.  И ооооочень подробно описывают придворные балы (увы, все остальные - не очень). Конечно подробнее всего описывается обстановка и наряды, а не танцы, но тем не менее. Ниже - мой перевод статьи о придворном бале, данном королевой Викторией 17 мая 1854 года (Выпуск газеты от 20 мая того же года). Надо сказать, что эта статья о бале весьма скромная, второй придворный бал этого же сезона занимает три страницы, и одна из этих страниц - список гостей, которых было почти 2000. Вот они, времена, когда газета была соцсетью)

Несколько пояснений:

Везде говориться  State room, что я перевожу как парадные залы. То есть это конечно "государственные комнаты", но те, которые использовались именно для парадных случаев - балов, приемов, концертов. Они были не только в королевских дворцах, я подробно писала об этом в обзоре  британских бальных залов.

Придворные должности очень сложно переводить на русский язык, но я попытаюсь сейчас просто объяснить.
Lord Chamberlain  - лорд камергер, то есть по сути дворецкий
vice - Chamberlain - ну понятно, да, дворецкий рангом пониже
Mistress of the Robes - хозяйка гардеробной, если переводить дословно, но по сути это женский аналог дворецкого, экономка.
Lady in Waiting - фрейлина, maid of honour - тоже фрейлина,  но рангом ниже,иногда переводят как горничная (но разумеется не та горничная, которая служит в семье, заправляет кровати, штопает и чистит одежду, помогает причесываться). Полагаю, что аналоги с русскими придворными это были бы камер-фрейлины и фрейлины.
Groom of the Stool - переводу не подвергается)). Должность, очень близкая к королю, что-то вроде тайного советника или личного наставника.
lord steward - лорд-распорядитель
groom in waiting - мужской аналог фрейлины, в России - камер-юнкер
шталмейстер - начальник конюшен.

Еще одна вещь - в описании сервировки стола есть упоминание неких эпержне (epergne) это специальные подставки для сервировки фруктов и мелких сладостей, выглядят вот так

Collapse )

травознайя

Кто о чем, а я опять

Простите, я опять. У меня в голове непрерывный сравнительный анализ 

Закончив с бальными залами Франции я потихоньку взялась за английские. Собирала планы, читала и наткнулась на описание бала-маскарада в честь алмазного юбилея правления королевы Виктории, который прошел в доме герцога Девонширского. На него было разослано 700 приглашений (включая всю королевскую семью), хотя в упоминаниях о событии фигурирует цифра 3000 присутствовавших. И казалось бы - ничего удивительного, нормальный такой придворный бал, вон, в Зимнем дворце у нас такие регулярно устраивались, как раз по 2000-3000 народа. 

Но Николаевская зала Зимнего дворца - это 1100 метров квадратных, плюс четыре комнаты анфилады до, каждая еще по 100 метров квадратных. И многие придворные пишут в мемуарах о невероятной давке и толпе. 
Но Зимний, он на то и Зимний, он императорская резиденция в конце концов. Дворец герцогов Девонширских - городской дом придворного, не королевский дворец. Он построен в 1730х и площадь одного этажа в нем составляет около 1000 квадратных метров. Всего этажа, а ведь из этой площади нужно вычесть площадь лестницы и некоторых других подсобных помещений.. А залы в нем примерно 32х22 фута, то есть около 7 х11 метров, то есть по 77 метров квадратных. В 1840х дворец перестраивали, но не изменяли его габаритов. Пристроили знаменитую хрустальную лестницу, и сделали бальный зал, объединив две гостиных. Зал стал занимать 22х60 футов, то есть 7,3х20 метров, это 146 метров квадратных. 146 для 3000 гостей! Ну даже если для 700, то это получается чуть больше 4 человек на метр квадратный. А там где-то вообще-то предположительно танцевали еще. Разумеется, прилегающие комнаты из парадной анфилады были открыты, но это все равно достаточно скромное пространство. 
Более того, упомянутый бал был в 1897 году, уже ни тюрнюров, ни кринолинов, платья не такие пышные. Но есть гравюра, изображающая бал в этом же доме в 1850х. Представляете, если хотя бы половина приглашенных - дамы, а на каждой кринолин, это же сплошное море кружев, лент и оборок и ступить там решительно некуда. 
Что русские придворные знали о неудобствах, жалуясь на толпу в Зимнем или в зале Благородного собрания.

Ниже - фотографии той самой бальной залы, упомянутая гравюра, и некоторые гости юбилейного бала-маскарада в костюмах.


 


травознайя

Глубока валлийская глубинка, много в ней полей, овец и гор

 Когда третий день поднимаешься и спускаешься по лестнице с трудом, это значит, в вашей жизни была гора и отдых удался. Нет, ну может быть, конечно, у вас была первая трехчасовая тренировка в сезоне. Но у нас все же была гора. Самая высокая в Северном Уэльсе.

Вообще-то это было празднование годовщины нашей свадьбы, когда мы решили на выходные ухать куда-нибудь в красивое место и немного полениться. Казалось бы, что могло пойти не так в этом прекрасном плане? Но пока Рэми искал отели, он нашел совершенно дивное место, недалеко от горы Сноудон. Ну, а если есть гора, то непременно нужно на нее забраться. Но об этом чуть позже.

Итак, собственно в день самой годовщины мы уехали на озеро Вирнуи и даже погода решила нас побаловать - дождя не было. Связи, кстати тоже не было. Только отельный вай-фай, а так - даже не позвонить. Мы отлично прогулялись по долине реки, поползали возле водопадов, поразлагались в спа, поужинали и уже совсем в темноте прошлись по плотине, которая, собственно, и образует водохранилище. В таких глухих местах жизнь после заката вымирает или концентрируется в пабах. А паб как раз был в нашем отеле, так что, побродив по пустынным окрестностям, мы вернулись. 

Вид из окна нашего номера

 

Водопады в долине реки

И довольные мы с Рэми, в ожидании ужина

  

Утро следующего дня встретило нас туманом и дождем, которые за время завтрака очень обнадеживающе рассеялись. Но рассеялись они над озером. А нам предстояло ехать около 60 миль. Знаете, что такое 60 миль по британским сельским дорогам? Это ужасно укачивательно. В Британии есть прекрасные моторвеи, они идут через всю страну, три полосы в каждую сторону, скорость на них 70 миль в час, вот это все. Есть трассы рангом поменьше, на две полосы, но тоже с высоким скоростным лимитом, с разделением полос. Далее самые простые дороги, идущие через небольшие городки и деревни, одна полоса в одну сторону, одна - в другую, впереди - трактор, обгон запрещен) Но все же возможен, когда трактор прижмется к обочине, а впереди будет относительно длинный, прямой и просматриваемый участок. А есть совсем сельские дороги, идущие через поля и пастбища. Шириной в одну машину и с движением в обе стороны. Иногда там встречаются разъезды. Если кто-то едет по встречке, то чтобы разъехаться нужно или вовремя свернуть в такой кармашек или кочевряжиться задним ходом до последней ближайшего. По сторонам дороги густо растут кусты живой изгороди, чтобы животные с пастбищ не выбегали, а заодно сильно закрывают обзор, ибо дорога извилистая. Знаки ограничения скорости до 30 миль в час на таких дорогах вызывают нервный смешок.  И вот добрая часть нашего пути проходила именно по таким дорогам, и по дорогам чуть крупнее. Но трактор впереди мы поймали раза три ( не только в буквальном смысле трактор, хотя и он тоже был, но и никуда неспешащих товарищей). В общем, в городок Хланберис, у подножья горы, мы прибыли весьма утомленные.

И наткнулись на дождь. Ну такой, дождь, знаете, когда вода вокруг вас равномерно распределена в воздухе. Не ливень, не дождь даже толком, даже вымокаешь не сразу, такая густая морось. Тут это называют душем, но мне кажется, что это  туман с большими каплями. И дальше мы имели выбор - посидеть пару часов в кафе в городе, пройтись по городку и поехать-таки батонить в отель (и что же нас остановило?), или все же идти на гору. Из Хланбериса до вершины идет железная дорога с историческим паровозиком. Но все билеты были раскуплены, разумеется. Разумным выглядел вариант вверх пешком, а вниз на фуникулере. Если на склоне нет дождя сильнее. Или вообще пойдем час вверх, дойдем куда дойдется, потом пойдем обратно. Все это звучало разумно.

На склоне дождя не было, было вот то ж самое - морось, которая в общем то начиналась, то заканчивалась по мере подъема. Рэми гордо открыл зонтик и так всю дорогу и шел с ним, маяча впереди меня словно Тотторо, а я благоразумно отыскала в рюкзаке дождевик. Вообще, хочу всем, собравшимся к нам на Новый год, анонсировать гарантированное местное развлечение - валлийская погода. Меняется быстро, как правило в худшую сторону, выглядит обманчиво и непонятно (кажется холодной и мокрой, на деле - теплая и мокрая), и всегда подразумевает дождь. Но это я отвлеклась.

Три четверти пути от подножия до вершины мы преодолели за полтора часа. Это было в общем ненапряжно. Тропа пологая, вымощена огромными камнями, ручеек бежит рядом, впереди - туманные вершины, вокруг - меланхоличные овцы. Разумеется, о том, чтобы повернуть обратно, когда впереди осталось так немного, речи быть и не могло, хотя я прямо понимала, что все слишком хорошо и сейчас начнется.  К тому же мы начинали заходить в облако, дождь усиливался, ветер тоже, видимость снижалась, склон становился круче. Моя мораль начинала проваливаться, я хотела в тепло, сухость, на ручки и еды. Но Рэми очень вдохновлен был идеей того, что вот сейчас за поворотом будет уже вершина, а там чай и даже пирожки, и паровозик вниз. 

Для начала закончилась более-менее мощеная дорога. Началась тропинка с щебнем, нанесенным ручьем, и сам ручей.  Уклон усилился, а подниматься стало менее удобно. За поворотом был тоннель под железной дорогой и очень густой туман. На самом деле -  облако. Видимость заканчивалась на расстоянии 10-15 шагов. Некоторое время тропинка снова многообещающе шла вдоль хребта, и казалось, что вот теперь-то за поворотом и будет вершина. Однако поворота не случилось. А случилось очередное усиление подъема. Достаточно критичное. И моя правая нога на этом закончилась. Икроножная мышца забилась окончательно, и предложила мне изобрести какой-нибудь еще способ подъема, а лучше вообще спуск, она работать тогда не будет. Этот небольшой участок я реально ковыляла, опираясь на зонтик, и останавливаясь каждые пять шагов,потому что вслед за правой ногой левая тоже начала намекать, что она так не играет. Дальше стало легче идти, но видимость совсем закончилась, дождь совсем начался, а ветер совсем усилился. В облаке не видно конца, и это деморализует совсем. Ты идешь, и думаешь, что когда достигнешь доступного горизонта - будет конец, но его там не случается, и ты думаешь - ну вот за следующим - точно, но и там нет ничего кроме дороги дальше, а после пятого такого подхода начинает казаться, что вершины вообще нет. Но она все же есть, как показала практика. На самой вершине, рядом с конечной станцией железной дороги, есть кафе, в нем действительно есть горячий чай и валлийские пирожки с баранинкой ( валлийской же). 

Фотографий почти нет, потому что я спрятала телефон от дождя подальше. Только на самой вершине мы все же сделали пару кадров.

Мое выражение лица транслирует все, что я думаю, но не говорю

Сама вершина с расстояния десятка шагов

Но сначала надо было понять про спуск. И тут нас обрадовали - билеты раскуплены все, а безбилетников, ждущих освобождающихся мест - 20 человек перед нами. Мы можем прождать около 3 часов и не факт, что места будут. Мои большие, печальные, исполненные болью глаза и грустное лицо, а так же слова Рэми  про "ему домой, у него нога", намекающие на мою поврежденную ногу, не убедили мальчика на кассе посадить нас в следующий же поезд или хотя бы перенести в начало листа ожидания. Мы грустно выпили чай с пирожками, закусили припасенной шоколадкой, и обреченно пошли обратно. Потому что ждать три часа, а потом еще и спускаться в темноте и под дождем не хотелось совершенно.  Вниз - не вверх, шлось быстрее и легче, конечно, но все же хотелось поскорее. 

Добравшись до машинки мы блаженно опустились на сиденья и попытались обсушиться, чтобы приехать в отель не совсем уж мокрыми и замученными. А в отеле нас ждало блаженное тепло, вкусный ужин, и главное - горячая ванна с солью! 

Утро третьего дня началось с проблемы. Проблемой было встать с кровати. А спускаться по лестнице было вообще пыткой. Я танцор, мои ноги и тело болят всегда, я умею превозмогать и ходить на каблуках, когда икры ноют, или подниматься шесть раз в день на 4 этаж в сталинской застройке, когда мышцы свинцовые. Но тут ноги отказывались ходить вообще, ни вверх, ни вниз. Наверное сказался год без нормальных тренировок, или просто старость пришла, или гора Сноудон нас убила. 

Зато погода расщедрилась на солнце и даже 22 градуса тепла. Правда, проезжая мимо Сноудона мы заметили характерное облако на вершине, но путь наш лежал дальше на север, в  Боднантский ботанический сад и крепость Конуи. Куда мы и прибыли и благополучно облазили все закутки. А дальше - 4-хчасовой путь домой.

Собственно, ботанический сад

и вид на городок Конуи с башни одноименного замка. Вдали можно видеть крепостную стену, которая до сих пор является городской чертой.

Вообще, север Уэльса это такое место, где рандомный человек в общественном туалете будет отвечать вам на валлийском, не смотря на то, что вы говорите с ним на английском. Где овцы меланхоличны, черноморды и многочисленны. И дорожные указатели в первую очередь содержат надписи на валлийском же, а потом уже, может быть, на английском. После валлийского  английский воспринимается мной легко и просто, а любимое дорожное развлечение - чтение указателей, происходит в два раза быстрее (хотя вообще-то вызывало у меня затруднение). Но все же, очень красивое место .

А говорят, что в ясные дни, со Сноудона видно Ирландию, Шотландию, Англию, остров Мэн, 24 графства, 29 озер и 17 островов. Да вот только бывают они редко, эти ясные дни.

летняя

(no subject)

 Мы вернусь домой,"встречайте нас верные". Почти на месяц - это даже немного странно. Хотя уже успели съездить в Лондон и получить порцию истинно британской погоды со всеми видами дождя.

Стоило уехать из Е чтобы наконец начать любить его и получить в нем место. Я скучала по летнему городу, зимой это не так явно ощущается, замой скучаешь по зиме. Не смотря на бездарно прошитое время я все же умудрилась побывать почти во всех привычных местах города, пройтись, пробежаться, даже на Вознесенке, где не была уже очень давно. Время разных городов и стран существует опять совершенно отдельно, связываясь между собой и не соединяясь воедино. Наверное мне поэтому так трудно принять, что в мое отсутсвие в этих местах что-то происходит и жизнь не стоит на месте, ведь у меня-то каждый раз продолжение с покинутой точки как с точки сохранения. 

Эпопея с опозданием на поезд, конечно, подпортила мне лирику отъезда, но зато получилось поспать перед самолетом. Швейцарские авиалинии перестали вкусно кормить, теперь дают только хлеб, намазанный маслом маргаринного качества и 0,3 воды. Зато мне попалась задорная соседка на рейсе до Женевы - скрипачка из Кисловодска, я показала ей барочные нотации с нотками и заразила).

Когда лето начинается в апреле, тогда оно кажется восхитительно длинным, а в августе кажется, что будто уже и закончилось, хотя целый месяц еще впереди. А в Британии еще и сентябрь и часть оттября тоже будут теплыми, почти как август.

травознайя

Про то, как благородные доны ездили любоваться священной горой

 Решили мы тут с Рэми, что негоже двум благородным донам сидеть в своей деревне, никуда не выходя. И раз уж благородные доны в стране восходящего солнца и непуганных самураев, то нужно увидеть священную гору. "Лучший способ увидеть гору - это залезть на соседнюю" - изрек благородный дон Рэми и был прав. Соседней оказалась гора Хаконе,  которая помимо прекрасного вида на Фудзи (в хорошую погоду) предлагала еще массу интересных музеев, парков и вообще точек приложения внимания. Ну, мы собрались и поехали.

Collapse ) Collapse )
травознайя

хроники миграции бродячего цирка. Париж.

 Ну вот, а теперь будет большой пост с картинками про Париж. Ну или не очень большой, как получится, но точно с картинками.

История нашей поездки начинается с того, что последнюю неделю, как уже говорил Рэми, мы проверяли экзамены его детей. В пятницу к часу дня, судорожно закончили, и Рэми ускакал обсуждать результаты и заниматься бумажной работой, а я решила, что масленица и все же нужно напечь блинов. Вечером на блины внезапно организовались соседи (буквально через пару домой от нас живет теперь коллега Рэми с супругой, с которыми мы дружим, и которые только-только переехали). После блинов и хорошей компании хотелось уже только наконец-то спать, тем более, что рано утром перед этим у меня был последний прием у дантиста, а легли мы поздно, потому что что? правильно -  проверяли экзамены. А утром в субботу нужно было ехать в Оксфорд, мы были приглашены на крестины. Вернулись мы из Оксфорда к десяти вечера, а в час ночи - автобус в аэропорт. Так что за два с небольшим часа нужно было собраться на месяц вперед. Так судорожно я, пожалуй, никогда не собиралась. Даже когда делала это после работы с температурой. Но в итоге мы победили, и даже все успели, а из существенного забытого только щипчики для бровей))

Collapse )
травознайя

признаки жизни

 Яниумирла. 

Просто Рэми вернулся из Японии, и пока мы снова никуда не уехали, жизнь стала резко насыщенной. Правда последнюю неделю она насыщена в основном проверкой 400 экзаменов. 

Студенты Рэми написали два экзамена, и теперь работы надо проверить. Детей на курсе около 200, два предмета дают почти 400 работ по 10 вопросов. Поскольку муж мне нужен живым, а видеть его хочется не только в состоянии "проверяю экзамены-возможно ем-иногда сплю-проверяю экзамены", то последние три дня выглядят в основном так:

Зато вчера мы даже выбрались в кинотеатр на "Phantom thread", думали посмотрим на красивые платьишки, отвлечемся. Ммм, отвлеклись, и на платьишки конечно посмотрели, но фильм внезапно оказался не про моду. Очень крутой, но непростой. 

Я наконец-то получила все необходимые для наших весенних путешествий визы - их у меня теперь охапка, на любой вкус, на каждой странице паспорта. Мне прямо жалко будет с ним расставаться - такая коллекция.

За последний месяц, чтобы оформить все эти визы, пришлось ездить в Лондон почти каждую неделю (иногда со словами - "доброе утро, дорогая, вставай, твой автобус в Лондон через час"), так что я почти поселилась в музее Виктории и Альберта. Он очень удобно расположен - недалеко от всех посольств и близко к автовокзалу - можно приятно прогуляться пешком, а потом еще по музею бродить. Я теперь в нем уже даже немного ориентируюсь (в первый раз откровенно потерялась и ходила по принципу "куда ноги понесут") и посмотрела практически все, что хотела посмотреть. Хотя несмотренного там тоже еще достаточно (а так же там внутри библиотека книг по искусству и вот тому всему!). Но там рядом музей естественной истории...

В воскресенье стартует наш безумный план на весну-лето - ждите весточек из разных точек планеты.

подводная

пространство и время

 Люди отмечают свое пространство. Ставят мебель, кладут безделушки, размещают другие предметы, моют и убирают (или не моют и не убирают), и в конце концов пространство начинает идентифицировать человека. Попадая в простраснтво человека, мы будем соблюдатьего правила (наливать суп в супницу перед подачей, стелить скатерти, ставить ботинки на полку, застилать кровать и делать другие вещи).В какой-то мере, человек и его пространство, рабочее или жилое, неделимое целое, почти одно и то же. Более того, пространство способно сохранять память  человеке очень долго. Быть может, в разы дольше многого другого. 

Когда нам достается это пространство, мы имеем только два варианта - продолжать соблюдать правила прошлого хозяина, поддерживать его пространство таким, каким поддерживал бы он, и тем самым в каком-то смысле хранить человека, либо вводить свои порядки и подстравивать пространство под себя, тем самым, стирая человека.

Оба эти пути не плохи, они разные и нужны для разных целей (и я говорю именно о наследовании пространства, а не о делении его двумя людьми единовременно). Но быть живым человеком, пространство которого страют, весьма неприятно, и каждый раз шокирует меня, хотя является весьма логичным и закономерным.